суббота, 27 августа 2016 г.

Рябиновое лето

Сегодня мы искали приключения. Потому что Катя сказала, что все лето прошло, а они нас так и не нашли. Так что самое  время взять ситуацию под контроль и начать действовать.
Искали большой кампанией. Мы с Катей, ее крестная мама Аня, наш закадычный сердечный друг Леня, который вместе с Катей почти что целую жизнь (по совместительству старший сын крестной мамы) и хорошая девочка Лида целого года от роду (она же младшая дочка все той же крестной).
Наши их не далеко, не близко, а в соседнем лесу, до которого всего две остановки на любом транспорте (вот тут и находятся плюсы жизни на окраине большого города).
 Пока я была занята лесом,  а еще одна мама Аня - младшей принцессой, наши старшенькие порезвились вдоволь.

Побегали по зарослям. Попугали муравьев. И, наверное, даже ежей. Если ежи водятся так близко от города. Медведям повезло. Они живут в чащобе. Поэтому с испуга не икали. Сели на пенек. Съели пирожок. И собрались домой. Но как же уйти с пустыми руками? Надо обязательно хоть что-то да прихватить.
Сначала нашли вот такие ягоды.
Обошли их стороной. Потому что очень ядовитые. И с ними дела лучше не иметь. Это - плоды ландыша.
Этих ягод я не знала. Поэтому на всякий случай тоже обошли стороной. И, видимо, не зря. Мне почему-то кажется, что это - крушина ломкая.
А рядом с эти ягодами просто нельзя было не остановиться. У нас уже почти месяц назад от жары поспела рябина. (В городе или на солнечных участках леса она уже даже успела высохнуть до состояния изюма)
Набрали мы лукошко. Понесли домой. По дороге еще набрели на плантацию грибов-дождевиков. Это у нас пару дней назад с неба пролилось немножко. Вот они и вылезли.


А дома взяли леску для бисера, иголочку и давай украшения делать.

Тут тебе и мелкая моторика, и воспоминания о том, как в детстве нашей бабушки такими бусами новогодние елки украшали, и беседы о съедобных и ядовитых лесных дарах. С какой стороны не посмотри - сплошная польза от горькой ягодки.
Четверть часа - и обновка готова. Яркие, красивые, своими руками сделанные. И пусть у них будет короткая жизнь (сомневаюсь, что больше нескольких дней красивыми продержатся, очень уж сочная ягода), но воспоминания они нам оставят замечательные. Еще и потому, что пока Катя нанизывала бусы, я узнала, что про эти самые рябиновые бусы есть замечательные песни - у ансамбля "Сорока" и у Ирины Понаровской.



Ну и по традиции отправляемся в детскую галерею августа  Не были там целую вечность. Я соскучилась... :)







воскресенье, 21 августа 2016 г.

Открывашки для открытий

На той работе, которой я отдала много лет своей жизни, одна замечательная, хрупкая, красивая девушка, которая по совместительству не только ценный специалист, но и целый председатель профкома, придумала замечательную традицию. Поздравлять деток работников, которые идут в первый класс. Причем не просто вручая им портфели с самыми первыми школьными принадлежностями, а делая из этого настоящий праздник.
В этом году она позвала на помощь замечательную команду, которые представились как "Открывашки". Замечательные парни, которые подарили великолепный праздник не только детям, а всем без исключения, кто оказался в тот момент в актовом зале.
Если коротко, то за час доступным языком нам показали интересное химическое шоу. А если не коротко, то смотрите сами.
Тот, кто постройнее - Ацетон Петрович ) Как зовут того, кто поупитаннее, не запомнил никто. Уж больно "заковыристое" имечко.
Начали они с того, что поразили и просветили родителей, и расположили к себе детвору, намутив в обычной колбе обычную газировку. И даже дали попробовать всем желающим. Она получилась со вкусом апельсина.
Потом рассказали, как над нашей рекой по утрам получается туман
Немного подурачились с азотом
Заморозили кукурузные палочки все тем же азотом и дали попробовать детям. И взрослым (кто осмелился). Каждый, кто хотел, смог почувствовать, каково это, когда прак валит практически из ушей.
Рассказали, как ведут себя предметы, в составе которых есть жидкости, погруженные в азот. После замороженных долек апельсина в прямом смысле "умыли руки" все тем же азотом.
Шашлык из воздушных шариков поразил и детей, и родителей.
Кипящая в руках жидкость наглядно показала принцип действия некоторых термометров.
В их руках запел отрезок обычной трубы (что особенно впечатлило пап-сантехников)
И из очень маленькой баночки вырывались раскаты грома.
Потом они напекли блинов все из тех же воздушных шаров.
Двумя совершенно прозрачными жидкостями жидкостями покрасили белые цветы и подарили девочкам.
Показали, что происходит внутри памперса, когда у младенца случается "упс"
И напоследок вызвали джинна, чтобы он исполнил наши желания.

Это могла бы быть реклама замечательных парней. Но они и так известны и востребованы в нашем городе.
Я хочу сказать о другом. Если у вас в семье и в семьях ваших друзей есть дети, потратьте немножко времени и немного денег и устройте своим детям вот такой развивающий праздник. (Я почему-то уверена, что такие "окрывашки" есть почти в каждом городе). Чтобы они почувствовали, что школа, это не только уроки, оценки и очень ответственный жизненный этап, а еще и свой особый мир, полный замечательных открытий.














В серых каплях дождя

Когда мне хорошо и когда невыносимо плохо. Когда весело и ли грустно. Когда рядом полно близких и родных и когда нет никого на тысячи километров вечной мерзлоты вокруг. Со мной уже добрый десяток лет эта песня.
Там, наверху, наверное, кто-то есть. кто-то, кто не просто глядит на меня, а за мной приглядывает. Чем иначе объяснить, что мои двухлетние попытки уйти с работы, заканчивающиеся полным провалом, не давали ничего, хотя я старалась, стремилась и прикладывала максимум усилий. А потом вдруг как-будто кто-то взял и просто открыл дверь в новую жизнь.
Решение было тяжелым. Потому что мне очень больно признаться в первую очередь себе, что без малого 9 лет оказались перечеркнутыми. Потому что я любила свою работу. Жила этой работой. Старалась, стремилась, пыталась чего-то добиться. И потому что не смогла смириться с отношением не только к себе, а ко всему отделу как к быдлу со стороны не так давно пришедшего  непосредственного руководителя.
Уход тоже был тяжелым. Полтора месяца оказалось вычеркнуто из лета и из жизни.
Но на второй день новой работы прошел шикарный дождь. Он смыл следы, и боль, и все то невыносимое, что накопилось внутри меня за  это время.
Я не жду, что на новой работе, в новом коллективе и при новых обязанностях мне будет проще и легче. Я просто хочу чувствовать себя человеком, а не ветошью при входе, о которую только и можно, что вытереть ноги.
Я хочу, чтобы у моих девочек, которые остались там, за проведенной чертой, за гранью этого нормального мира, все как можно раньше сложилось хорошо.
А еще я хочу пожелать всем, кто вот так же терпит, ищет какие-то оправдания ситуации, сглаживает моменты и прячет острые углы, открыть свою дверь в нормальную жизнь и не побояться шагнуть за порог. Поверить, что достоен лучшего.
В серых каплях дождя

воскресенье, 5 июня 2016 г.

Книга памяти. Люди, места, судьбы.

Когда мы были в Ветковском музее, время и восприятие словно разделились на две части. С одной стороны была экспозиция быта наших предков, их умений, талантов, работы, жизненного уклада. А с другой стороны, в зазеркалье, притаилась огромная, постоянно грызущая боль, которая для многих не уменьшается с годами.
В нашей стране Гомельская область больше всех пострадала от аварии на ЧАЭС. Сильнее всех пострадала.
Нас, областной центр, зацепило меньше. Но Хойники, Чечеркс, Брагин, Наровлю, Корму, Буда-Кошелево, Ветку, Ельский, Лельчицкий, Житковичский, Петриковский районы накрыло радиоактивным облаком очень сильно. Областные центры, поселки, деревни оказались непригодны для жизни. Почти или совсем. Счет деревень, из которых отселяли людей, шел на десятки.
Прошло очень много лет. Но те люди до сих пор помнят свои дома, улицы и села. До сих пор они раз в год, на Радуницу, не смотря ни на что едут туда, чтобы побыть со своими предками. Походить по родной земле.
Им не нужно ждать какой-то даты. Торжественной, юбилейной, отчетной. Не нужен повод для того, чтобы помнить, что 26 апреля 1986 года - это дата огромной трагедии для нашего народа.
Для современных детей все было слишком давно, слишком печально и грустно, чтобы задумываться об этом всерьез. А для нас, детей того времени, все еще свежо и болит. Болит настолько, что мы собираемся с духом и заглядываем в "зазеркалье".
Здесь не будет красивых картинок и ярких фото. Просто таблички с экспонатам музея. Но там иногда можно прочитать о деревнях, которые стерла, размазала по земле и засеяла бурьяном Чернобыльская трагедия.


















Ветковский музей народного творчества. Сохраненная память.

Вчера был редкий день. Вся семья оказалась дома. Редкий оттого, что обычно у мужа суббота - рабочая и все вместе мы проводим только воскресенья.
Мы подумали, что нелепо упускать такую замечательную возможность. Собрались, взяли с собой подругу и поехали в Ветку, в музей народного творчества, расположенный на Красной площади (да-да, и у нас есть своя Красная площадь), в доме №5, который принадлежал когда-то  богатому купцу Тимофею Павловичу Грошикову. (С такой-то фамилией, да не разбогатеть...)
Почему именно туда? Объяснение очень простое. У нас в Гомеле есть филиал Ветковского музея, в котором постоянно обновляются экспозиции и проходят интересные мероприятия.  Но то, что выставляется там - это всего лишь части. Маленькие кусочки огромной мозаики. В Ветке же находится сердце этого музея, его основной выставочный фонд.
Этот музей в 1987 году открыл уроженец и житель Ветки — Федор Григорьевич Шкляров. Он успел сделать такое большое и важное дело, дело всей своей жизни, буквально за год до смерти. Однако, как мне кажется, дни музея можно смело отсчитывать с 1960-х годов, когда Федор Григорьевич начал собирать свою самую первую коллекцию местной старины — каменные топоры, кованные местными мастерами инструменты и рукописные старопечатные книги.



Ворота, калитку, крыльцо и двери Шкляров делал вместе со своими сотрудниками во время строительства музея. Почему строительства, спросите вы, раз музей - в доме купца?
 Потому что экспонатов так много. их нужно хранить, выставлять. А еще нужны мастерская, где реставрировали бы экспонаты. И помещения для сотрудников музея. Поэтому сзади пристроили еще одно здание. В три этажа. Оно видно на первом фото и немножко на втором.

На первом этаже посетители попадают в так называемый "Вводный зал", где выставлены предметы быта прошлых столетий, атрибуты торговых рядов, орудия труда кузнецов и еще много всего и интересного. Экспозиции выстроены по пространственному принципу. Предметы быта и мебели словно "выступают" из стен, создавая "многослойность", диарамные "двери" и "окна" дают ощущение того, что ты вот-вот войдешь в реальный дом на самом деле живущего здесь человека.


Предупреждаю сразу - фотографии будут и "кривые", и "заваленные". Потому что в старом здании не так уж и много пространства. Комнаты, в которых размещены экспозиции и так едва-едва их вмещают. Но музейные работники все же предусмотрели все возможное, чтобы не потерять ни сантиметра и в тоже время создать максимум удобства посетителям.











Через маленькую дверь мы попадаем на лестницу. Внизу, у самого окна, стоит "песочница" с якорями. Она здесь для того, чтобы напомнить нам о кузнецах Ветки, которые снабжали этими самыми якорями большинство лодок и судов в округе, да еще, как говорится, на экспорт делали.

На стенах вдоль лестницы живут (слово "висят" тут как-то не выговаривается) фотографии. Лица, люди, события, даты. Их нет уже, возможно, сотню лет. Но память размывает временные границы.











Едва ступив на второй этаж, мы попадаем в мир тканых и вышитых ручников. Их очень много. Они обнимают тебя, укутывают в кокон заботы, тепла, оберега. Начинают нашептывать свои истории.
Ритуальные рушники рассказывают, как идут бок о бок с человеком от рождения до самой смерти. В них принимают младенца, только-только сделавшего первый крик, и их повязывают на могильный крест во имя памяти о крике последнем. Узоры на рушниках бывают настолько древними, что уходят своими корнями во времена индоевропейской общности, в эпоху бронзы. Представляете, сколько поколений училось их повторять, чтобы донести до сегодняшних дней? Рушники эти опоясали, связали друг с другом земли дреговичей. кривичей, радимичей и северян.








































Внимательно посмотрите на последнюю фотографию. С ней произошел вот какой курьез. В зале, где стоят шкафы-витрины с рушниками, они не по одной линии выстроены, а как бы "клиньями". Чтобы площадь экспозиции сделать больше. Но я даже представить себе не могла, что внутри этих клиньев есть тайные комнаты, в которых и предметы быта, и станок маленький ткацкий, и много всего-всего. Их можно увидеть тогда, когда включается подсветка. Но подсветку я попросила не включать, только освещение зала потолочное, потому что чистые витрины очень бликовали тогда и снимать тяжело было. Экскурсовод загадочно молчала. А не отрывалась от объектива, наша Лена ходила и рассматривала все вокруг, а Максим и Катя просто нарезали круги, обсуждая нюансы "картинок" на рушниках. Потом Катя оторвалась от папы и через несколько секунд раздался глухой удар. Потому что дочка заметила тень, мелькнувшую с другой стороны "клина" экспозиционного, но совершенно не заметила стекла, прикрывающего боковину между витринами, потому что стекла там чистоты просто непередаваемой (я сама их очень с трудом видела. Все казалось, что экспонаты просто в коробках открытых стоят).
Катя перепугалась, что разнесла головой витрину.
Я перепугалась, что витрина разбилась, а денег возместить ущерб, с собой в достаточном количестве может и не быть. (витринное стекло - оно же дорогущее.... да еще и такое большое...).
Папа перепугался, что от него сбежал ребенок.
Работники музея перепугались, что треснула Катина голова и у них не хватит денег возместить нам покупку новой )))
И только тетя Лена не успела испугаться. Она ушла в другой зал.
В итоге ребенок объяснил, что просто не заметил стекло. Экскурсовод объяснила, что это стекло рак просто не расколотить. Другой экскурсовод, дедушка Авраам, как он представился Кате, объяснил, что у них с детьми такое случается часто, потому что искусство, оно, знаете ли, притягивает. Я объяснила папе, что нашу бабайку нужно все же взять в руки и не отпускать даже при угрозе отрыва конечности. Потому что в следующем зале выставлены экспонаты поистине бесценные. Папа объяснил, что отвлекся всего на минуточку. И только тетя Лена не успела ничего объяснить, потому что была в другом зале ))).
Вот так, легким ударом головы мы и открыли тайные комнаты раньше, чем нам о них рассказали.

Следующим был зал икон и окладов.

















Нам показали, как рамы для икон и оклады самих икон выпиливались из дерева и покрывались листами сусального золота. Показали оклады и иконы из бисера. Рассказали о том, что раньше за вышивку бисером девочек усаживали лет с девяти, а то и раньше.
Очень много старообрядческих икон. Ветка - это же компактный район проживания староверов.






























Еще на втором этаже есть "чайная" комната". В ней время застыло в начале прошлого века. Резной шкаф и комод, резные спинки, ножки и подлокотники мебели. Самый настоящий патефон. и дружная семья самоваров.
Вы знаете, что раньше когда семья садилась пить чай, то всем, зашедшим в гости, на плечи обязательно вешались полотенца?  Это ведь был не перекус на пару минут, а целая традиция. Чаепития традиция, общения в семье и с гостями. За раз выпивали от 10 до 15 стаканов чаю. Такое количество кипятка для организма бесследно не проходило. Пот лился в три ручья. Как тут обойтись без полотенца.





А еще в музее очень много узоров из дерева. Они вырезаны на дверях, на воротах, на лавочках, на обналичке дверей. Просто орнаменты и так называемые "Ветковские буквицы" — заглавные буквы, взятые из древних церковных книг.



Любимая лавочка основателя музея, на которой он часто отдыхал. Сделал своими руками.








Двери, на которых написано "Мир Вам"

Третий этаж посвящен книгам. Старым, церковным, современным, светским. Кроме книг  еще показана технология их изготовления. Бумага, которой несколько сотен лет. Кожаные обложки. Кованные оклады и застежки. Картины, которые остались с проходившей когда-то выставки. На них - перерисованные современными мастерами увеличенные картины буквиц из книг. Выставка прошла, а картины так полюбились всем, что их решили оставить.
Еще много деревянных "кружевных" ставень.



 Видите эту огромную книгу? В ней собрано все, что необходимо для работы священника на 365 дней, т.е. на целый год.









В этом зале я старалась снимать по-минимуму. Книги на самом деле очень древние. Особенно те, коорые расположены не в витринах, а открытые, на специальных постаментах вдоль стен. Им вреден яркий свет. Экскурсовод открывала книги всего на несколько минут. А потом бережно укрывала поверхность стекла темной тканью, не пропускающей свет.

Это - последний зал, в котором мы побывали. Я с удивлением поняла, что ходили мы по музею больше двух часов. Наверное, так получилось потому, что приехали во второй половине дня, когда пик организованных экскурсий схлынул. (Утром, оказывается, приезжали брестчане).
Входной билет стоит в района 1 доллара, если в эквиваленте. Экскурсия с экскурсоводом - 3 доллара, сколько бы человек не были в группе. Возможность фотографировать - и меньше доллара. (это чтобы те, кто слабо разбирается в курсе нашего белорусского рубля, смогли сопоставить). Ребенка вообще пропустили бесплатно.
Рядом с музеем есть сквер, в котором неплохая детская площадка. Есть кафе, где можно вкусно перекусить. Есть магазин (большое магазин) в котором можно найти все необходимое для дальней дороги домой).
Людей, которые показали нам эту волшебную сказку, нельзя назвать работниками. Потому что для них музей - не работа, а смысл жизни. Они - скорее хранители. Истории и традиций. Хранители нашего прошлого.

Уже открылась любимая мной детская галерея июня. Думаю, эти экспонаты также придутся в ней к месту.